natali_tasha: (Default)
Аркадий Бабченко пишет:
"Я б**** с Первого канала

Есть у меня хороший товарищ, журналист немецкого телевидения. Мы с ним ездили на Марш несогласных в Нижний. И вот после всего - ОМОНа, дубинок, поваленных потоптанных женщин - возвращаясь в гостиницу, он сказал шикарную фразу: "Не понимаю, как люди, работающие на госканалах, могут говорить "Я журналист". Надо говорить: "Я б****. Я б**** с Первого канала. Вот мое удостоверение б****."
К годовщине войны по Первому был показан фильм "08.08.08. Война в прямом эфире". Я конечно, понимаю, что работа пропагандистов - это пропаганда, а не журналистика. Но нельзя же так-то, в конце концов.
Американский военный фотограф Дэвид Акс размышляет о подделке "Рейтер" своих фотографий из Гори: "Это фото выглядит как фальшивка". Доказательства, впрочем, приводит детсадовские. И сетует на то, что "теперь нам, военным журналистам, не станут доверять".
Затем Дэвид Акс показывает другое фото. Цитата: "Вот раненный человек. Я сделал его в Ираке. Это сложно назвать подделкой".
Какое же фото Дэвид Акс сделал в Ираке и не может назвать подделкой? Я аж со стула упал

Вот это:


Странно, а я всегда думал, что эту фотографию сделал я, а не Дэвид Акс. И в Грузии, в Земо-Никози. А не в Ираке.
Теперь действительно не стоит доверять военному фотографу Дэвиду Аксу.
Впрочем, одно из трех. Либо Деэвид Акс - лгун. Либо лгуны журналисты "Первого канала". Оригинального звука не слышно, поэтому приходится оперировать только переводом, а перевод именно таков.
Либо это сделали американские агенты влияния, затесавшиеся в наше славное телевидение. На деньги Америки. Чтобы специально скомпроментировать мою страну в глазах мировой общественности.
Да и все остальное, показанное в этом фильме, у меня лично вызывает теперь БОООООЛЬШИЕ сомнения. Если не сказать проще - звездеж.
Линк на фильм: http://www.1tv.ru/promovideo/10263 Смотреть с 15.30
Скриншоты:
На хрен. Подаю в суд. Задолбало это вранье."

http://starshinazapasa.livejournal.com/12018.html
natali_tasha: (Default)
только цитата.

http://inna-kulishova.livejournal.com/96600.html

Год назад я была в одном замечательном офисе у друзей. И вдруг громом разнеслась новость о бомбах, упавших на Вазиани – это окраина Тбилиси. Сама я даже тогда толком еще не знала о начале войны. Или «кровавой бойни», по Пятигорскому.
Точнее, знала главное: уже есть раненые и погибшие. Начали гореть села и города.
Все как-то странно и неожиданно притихли. Шок! Что еще скажешь? Тогда я позвонила домой, сказала маме, чтобы никуда не выходила, телевизор не включала, что сейчас приеду. Словно что-то могла изменить. Страха не было, но как-то подумалось: ежели начнут город бомбить…
Только потом, из рассказов беженцев узнала, что первые обстрелы их сел и деревень начались в конце июля. Что уже 4 августа шли в Гори вдоль реки Большая Лиахви женщины и дети.
Тогда же я сделала одну из первых записей в ЖЖ – наверное, хотелось прокричать. Кому-то, зачем-то… От растерянности, что ли? И так получилось, что записи стали появляться каждый день или несколько раз в день. Был какой-то непроходящий, безостановочный шок. Не удивление – чему удивляться-то? Не ощущение невероятности… Но и оно тоже. Все смешалось… Все обломалось.
После записей в моем блоге не замедлили вспыхнуть последствия. И о них здесь скажу чуть ниже.

Что дал и отнял этот год?
После войны...

Провокации - перестрелки, в т.ч. минометные и т.д., взрывы, что там, что везде, где побывали войска. Они все время держат в напряжении.
Беженцы в большинстве случаев расселены по разным селам и деревням, для них построены специальные маленькие коттеджи, в которых, конечно, всю жизнь прожить трудно. Так появились новые поселения: домики стоят в стройный ряд, как роты солдат, ни деревьев рядом, ни магазинов, ни школ. Обещают построить вскорости. Некоторые остались на прежних местах: в госпитале, гостинице, кто где был и где смог найти жилье. Или не найти.
Разминирование на территориях войны продолжается до сих пор – многие жители не могут собрать урожай на своих огородах из-за кассетных и всех мин-бомб. До сих пор подрываются люди, недавно в Ахалгори целая семья подорвалась на мине.
В Ахалгори, рядом с женским монастырем Святого Алексия Шушания, или вместо него - не знаю, не знаю, собираются строить военный аэропорт. Не так далеко в тех местах древние церкви века, наверное, VII, веков попозже...
В Тамарашени собираются строить аэропорт... Т.н. "малая авиация".
Да, к слову, Ахалгори, район с деревнями, церквями, монастырями, жилыми и уже не жилыми домами, находится в получасе езды от Тбилиси. В сторону Мцхета.

А тогда я не знала, что мой ЖЖ стал известен, когда писала. Что о нем передавали на «Эхе Москвы», позже мне звонили из радио «Свобода», еще каких-то радио… Выписки из блога появлялись в русских газетах разных стран. Ничего этого не знала. Не до этого было.
Мы не отрывались от телеэкранов, друг от друга, от друзей, за которых было страшно: они находились там. Не отрывались от волнения и шока.
Замечу почти на полях, не в пылу полемики, а предвосхищая или «послевосхищая» подобные ходы-не выходы мысли, что никакого «стокгольмского синдрома» или синдрома «слияния с туземцами» не было. Синдром и (со)страдание-(со)причастность и иже с ними – две большие даже не разницы, а – полюса.

...Все время говорю, что август 2008 стал бомбой, попавшей далеко не в каждого.
Так четко стало видно за эту пору, от лета до лета, кто истекал «клюквенным соком», а кто шел насквозь.
"Душа наша способность к боли - и только", - писала Марина Ивановна.

Гнев, радость, кипение разума "возмущенного" - все это одно, а понимание и боль - более настоящее.
Там, где боль, есть и любовь.

Я знакома, скажем, с грузинскими и не грузинскими поэтами, не поэтами, известными и неизвестными, русскими и не русскими, разных наций – разницы нет, которым пофиг все это было и есть. Независимо от того, кто где родился и живет, но хоть как-то, так или иначе связан, или был связан, с Грузией. Не мне судить. Не мне называть. И не мне дружить…

Знаю и других, независимо от рода деятельности и места проживания – которые до сих пор ранены августом, молчат об этом или говорят… Умение быть столь пронзенным и пропускать этот прекрасный и гребаный мир через сердце – редкое качество, ноша тяжелейшая для обладателя. Но оно и делает человека человеком. Образом и подобием… Не хочу пафоса, и да простят мне все банальности…
Потом, когда-нибудь, возможно, появится наконец-то и ирония.

Лично мне тот год подарил новых друзей и новых-старых врагов.

За ЖЖ, за все то, что писала о Грузии, уволили с работы осенью прошлого года. Не сообщив причины напрямую - только за спиной - и не сказав ни слова в лицо (распространяя потом слухи, что ушла сама, и уже даже уехала:), и далеко не только эти слухи). Мне тогда в ноябре даже забавно было месяц зря ходить на работу, уже зная, что послан «спонсору» приказ об увольнении. Что зарплаты не будет. Посмотреть, раскроет ли хоть кто-то рот… Никто. Многие, поэты и не поэты, знают мое бывшее рабочее местонахождение, знакомые и незнакомые. Тем, кто не знает, просто скажу: я работала в одной местной русской организации… Ни ссылок, ни имен давать, естественно, не буду – зачем?
Конечно, материально очень затруднили жизнь, но невольно – понятно, что невольно – они сделали мне огромный подарок. Очень большой. Но об этом не буду. Им – моя благодарность за эту невольность.

Хочу пару слов сказать еще раз о тех простых людях земли, людях с неотнятым выражением лица, которых придавила война. У них полуразрушены или разрушены дома, погибли близкие, родные… Людях, которые навсегда потеряли свои маленькие родины и те, кто живут на т.н. пограничных территориях. Ни в одном из них я не встретила злобы и агрессии, ни к русским, ни – что даже меня удивляло – порою к самой России.
Историй о них у меня накопилось множество к сегодняшнему дню. Смешанные, осетино-грузинские крови и браки и не смешанные, грузинские… Они живут без ненависти. Ненависть была только в среде, от которой удалилась.
Конечно, среди городских встречаются и другие, с встречной злобой. Не рядом со мной. Рассказывали. Но разве это единственный маркер общества? Лично я встречала совсем иное. И постоянно. Люблю рассказывать один пример. Если только не писала тогда здесь об этом. В один из дней прошлого августа мы с мамой вышли за покупками в супермаркет, среди почти 40-градусной жары, полупустого города, наполненного напряженностью и эхом телевизоров из окон. Обычный супермаркет. В нем вовсю играла современная русская эстрада, дурацкие песенки. Это было очень характерно.

Мне хочется, чтобы по приезде вы, кто здесь был и будет и еще не знает, познакомились не только с кукольной псевдогрузией, не только пропадали в чужих пирах и мирах.

Спасибо всем, я благодарна Всевышнему за ту непреходящую радость уникальных встреч, случившихся в прошлом и этом году. За встречи с людьми новыми и старыми, которых узнала по-новому.
Огромное спасибо за помощь беженцам.
Спасибо вам, мои русские и грузинские ребята, очень дорогие мне люди! Ваши поступки, мои израильские чудные знакомые, мои дорогие российские друзья, неоценимы. И все-все, из разных стран, кто хоть толику сердца оставил здесь. С этими людьми и событиями.
С кем-то из вас я познакомилась лично, с кем-то заочно, но есть люди, которых «числю» среди своих самых близких. Очень близких. Слышите?

…Год пролетел так быстро, что трудно понять, был он длинным или мгновенным. Взорванный событиями, разорванный и по-новому соединивший отношения с разными людьми и странами, перевернувший многое и многое поставивший на свои места, этот год стал встречей с чем-то подлинным. Этот год мне подарил настоящую Грузию.
natali_tasha: (Default)
Идеи, принципы, идеалы. За что и как долго воевать. До чего должны договориться политики, на какие уступки нужно пойти противнику, чтобы война прекратилась. Организация пикетов — пикетов за, пикетов против. Какие объекты должны бомбить и что нужно защищать. Кто прав и кто виноват, аналитика и разбор полетов. Законность военных действий или их абсолютная преступность. Этим переполнены разговоры, споры, посты и комментарии мужчин. Это мужская война.

Люди, дети, старики, больные. Отчаянье — от невозможности прекратить. Слезы — от неспособности защитить. Страх — за тех, кого любишь, и за тех кого не знаешь. Мольба — прекратить, остановиться, пожалеть. Боль — без разбора на своих и чужих. Непонимание — почему твои мужчины выбирают войну, почему в твой дом приходит горе, одно сплошное и горькое почему. И это стремление помочь — собрать помощь, одеть, перевязать. Об этом женский, иногда немой, иногда с заламыванием рук, крик. Об этом тихие слова и об этом сдержанные эмоции.Это женская война.

Когда-то давно я читала пьесу «Мать» Чапека . Его последняя пьеса и, на мой взгляд, наиболее сильная. «Мать» именно об этом — о мужчинах, которые гибнут за свои идеи, и женщинах, которые ждут своих мужчин.
natali_tasha: (Default)
сегодня увидела мерзостный пост, в котором измываются над записью из одноклассников российского летчика.
как больно, когда люди перестают быть людьми. когда желают другим страданий. когда причиняют их.

сегодня нашла страничку Александра Климчука. Саши Климчука. погибшего журналиста. фотографа. и мне так хочется, чтобы все прекратилось. чтобы эти ребята были последними, кто погиб.


п.с. сегодня мой друг уезжает в тбилиси. там дальше. куда дальше - неизвестно. всего на три дня, но эти три дня кажутся вечностью. он - оператор. и мне страшно.
natali_tasha: (Default)
взято там же - у [livejournal.com profile] drugoi

В Цхинвали | © Reuters/Scanpix
аккуратно. фотографии )
natali_tasha: (Default)
В последние дни из головы не идет этот фильм. Вы еще не видели? Посмотрите. Только не удивляйтесь.
natali_tasha: (Default)
найдено у [livejournal.com profile] drugoi



На сайтах норвежских газет и в фотолентах появились фотографии последствий сегодняшней бомбардировки грузинского города Гори.
смотреть дальше. осторожно. страшные фотографии )
natali_tasha: (Default)
Размышления о войне
Целый день я думаю про двух незнакомых между собой мужчин, которые до боли любят свои родины. В смысле страны своего происхождения. Один - осетин, второй - грузин. Оба москвичи. Оба кусают губы и мечутся по комнате. Один - мой ровесник. Второму - 20.
Не дай Бог им купить билеты и умудриться добраться до места назначения. Не дай Бог им встретиться.
Мне не знакомо это чувство боли за Родину. Моя - такая большая и могучая, что мои слабые силы все равно ей не пригодятся. Мои ощущения совсем другие. Я могу быть довольна или нет, одобрять или нет, стыдиться или нет. Но "сжав зубы и стиснув кулаки" - даже представить себе не могу такого.
Они оба еще вчера жили в цивилизованном мире. Шумный мегаполис, уютный в своем столь привычном сумашедствии. Работа, подруга, интеллигентные родители. Как все похоже! И вот - перевернулось.
А у меня всё по-прежнему.
Мне горько, что моя страна потакала коррумпированным сепаратистам с манией величия. Как будто сама пару месяцев тому не осуждала Косово.
Если бы я жила в Америке, мне сегодня было бы горько, что моя страна потакала неуемным амбициям безрассудных политиков с манией величия.
Стояли две "великие" и безответственные за спинами маленьких и тоже не больно ответственных и шептали им в ушко "не бойся, я помогу".
Ну и что получилось? Фигня. И кровь.
И мои двое москвичей. Они заложники своего мужества. И своей любви.


http://yasina.livejournal.com/213915.html

Profile

natali_tasha: (Default)
natali_tasha

January 2015

S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 22nd, 2017 03:24 pm
Powered by Dreamwidth Studios